» » » Геннадий Киселёв: «Моё дело – идти до конца в любом единоборстве»

Геннадий Киселёв: «Моё дело – идти до конца в любом единоборстве»

15 ноября 2023, 12:56, Рубрика: Интересные люди, Спорт, Просмотров: 4122

Если бы в костромском «Спартаке» вручался неофициальный титул «любимец публики», Геннадий Киселёв, пожалуй, был бы главным его соискателем – даже при целом Денисе Глушакове. В канун последнего матча осенней части «Золота» мы наконец обстоятельно пообщались с одним из лидеров нынешнего состава красно-белых.

О юности вдали от дома, дебюте в Премьер-Лиге, подмосковном детоксе, и о драмах, сопровождавших отнюдь не кучерявый путь Геннадия в «Спартак» – читайте в интервью.

 

С детства за «Спартак»

 

Гена, привет! Для тех, кто ещё не знает – расскажи, откуда ты, и как стал увлекаться футболом?

Я родом из города Йошкар-Ола. Семья у меня совсем неспортивная и нефутбольная. Отец – мастер по изготовлению ключей. В футбол я попал, можно сказать, случайно. В шесть лет, перед тем как пойти в первый класс, друг позвал меня вместе ходить в нашу футбольную секцию – тогда она называлась ДЮСШОР «Спартак». Так что можно сказать, за «ромбик» я играл ещё с детства. Футбол меня быстро «затянул»: игра приносила радость, всё получалось, и нравилось, что я занимаюсь любимым делом.

В детстве на кого из футболистов ты хотел быть похожим?

В самые первые годы – как раз тогда, при Хиддинке, наша сборная особенно здорово играла – мне нравились Аршавин, Павлюченко. У меня даже были их футболки. Сначала я тоже играл в атаке, забивал голы. Перестал по позиции быть «похожим на Аршавина» уже позже, годам к 16-17.

Ты воспитанник одной из лучших футбольных академий страны – тольяттинской имени Коноплёва. Как из Йошкар-Олы ты очутился там?

Мне тогда было 14 лет, и мы поехали с городской командой на турнир в Тольятти. Там я неплохо сыграл, и селекционеры Академии Коноплёва пригласили меня на просмотр. Я приехал с родителями, пробыл на сборе неделю, и мне сообщили, что готовы взять в Академию.

Сомневался, ехать ли? Всё-таки от дома неблизко.

Да, от Тольятти до Йошкар-Олы примерно 500 километров. Когда мы обсуждали, оставаться в Академии или нет, мама переживала, мол «как мы без тебя». Я в семье один, братьев-сестёр нет. Но отец убедил: сказал, что может быть это дело всей моей жизни – да и хороший шанс, что называется, «выбиться в люди». Матушка послушала, и мы вместе приняли решение, что я остаюсь.

Тяжело проходили твои «академические» будни?

Да нет, адаптация прошла быстро, легко. Со многими ребятами быстро сдружился. Да и скучать по дому времени не было. График плотный: подъём в 7 утра, потом зарядка, завтрак, 3 урока на учёбе, около 11-ти тренировка, затем обед, ещё два урока, потом ещё одна тренировка… И только вечером немного свободного времени, чтобы созвониться с родителями. Телефонов с видеосвязью, как сейчас, тогда не было. Но и просто поговорить – уже хорошо. А навещать меня в принципе не навещали: были каникулы зимой и летом, и только тогда я на несколько недель выбирался к родителям домой.

Порой главные в жизни друзья обретаются именно в юности. У тебя так же? С кем-то из Академии поддерживаешь связь?

Настоящих друзей, наверное, у меня мало – можно на пальцах пересчитать. Пара хороших друзей – ещё с Йошкар-Олы. А из «коноплёвцев» я больше всего общаюсь с Егором Голенковым, Богданом Овсянниковым (играют в РПЛ соответственно за «Ростов» и «Крылья Советов» - прим.ред.). С Женей Приймаком держим связь – правда, он сейчас уже с профессиональным футболом закончил. Как и Эмиль Гатауллин. С ним, кстати, мы в Тольятти играли на одной позиции, были конкурентами на поле. Но в жизни тепло общались и общаемся до сих пор.

 

Личная драма и закалка характера

 

У тебя необычный номер – 78-й. Почему почти во всех своих командах ты выбираешь именно его?

В 1978 году родилась моя мама. Так случилось, что её рано не стало – мне тогда было 16 лет. С тех пор в память о ней я всегда стараюсь брать именно 78-й номер. Просто в нескольких командах такой возможности не было.

Как это случилось, и как ты пережил эту потерю?

Это был обычный день в Тольятти. Утром я собирался в школу, двое моих соседей по комнате ушли раньше меня. Тут зашли мой тренер и девушка-доктор. Тренер дал мне трубку, на связи был мамин брат. Он просто сказал: «Собирай вещи, мама умерла, надо хоронить». Спасибо водителю из Академии – дяде Славе. Он вошёл в положение, и чтобы я не ехал в таком состоянии на автобусе, довёз меня на своей машине прямо до дома, в Йошкар-Олу.

Даже когда уже были похороны, до последнего не мог поверить – всё было как в тумане. Маму было не узнать, она была совсем молодая. Что это она – понял только по шраму на руке, который ей когда-то оставила наша кошка.

Никому не пожелаешь потерять самых близких людей, и я, конечно, тоже переживал тяжело. Но хочу поблагодарить моих тренеров в Академии – Елчева Юрия Александровича и Курлевского Сергея Александровича. Когда я вернулся в Тольятти, они оказали мне максимальную поддержку. Объяснили: нужно двигаться дальше. Тем более, что у меня есть любимое дело, и оно поможет отвлечься от всех негативных мыслей.

Из всех твоих тренеров, получается, больше всех на тебя повлияли именно они?

Вообще в моей жизни тренеры сыграли огромную роль: Казаринов Александр Юрьевич, Ненашкин Владимир Сергеевич, Шустов Дмитрий Николаевич – они тренировали меня в Йошкар-Оле. В академии – уже говорил, больше всего повлияли на меня Юрий Александрович Елчев и Сергей Александрович Курлевский. Владимир Валерьевич Казаков в дубле «Крыльев» заставил по-новому посмотреть на многие футбольные вещи. Ну, и Евгений Валерьевич Харлачёв в «Иртыше» – при нём я стал стабильно играть крайнего защитника. В общем, стал тем, кем являюсь и сейчас в «Спартаке».

Сам, кстати, когда-нибудь в будущем не планируешь стать тренером?

Пока рано об этом говорить, мне всего 24. Поживём – увидим. Но вообще образование у меня подходящее, я закончил самарское Государственное училище олимпийского резерва по специальности «тренер по футболу».

Вернёмся к тебе 17-летнему. После спортинтерната ты сразу попал в тольяттинскую «Ладу» из Второй Лиги. Что это была за «школа жизни»?

Вторая Лига была суровая. Из нашего выпуска Академии на сборы с «Ладой» в Краснодарский край поехали четверо. Ехали на автобусе 27 часов. И буквально на второй день на тренировке я сломал ключицу. Все первые сборы, почти месяц, ушли на восстановление. Но, к счастью, на заключительный сбор – там же, в Крымске, меня снова взяли, и я успел подготовиться к старту весенней части сезона.

Был контраст: после ровесников – играть с мужиками?

На сборах гоняли. Была дедовщина: таскал мячи, всё как обычно бывает у молодых. Но в команде меня на самом деле приняли хорошо. Самое главное – что я играл. Тренер, Дмитрий Владиславович Шуков, мне полностью доверял. Как раз тогда я ещё «был Аршавиным», действовал ближе к атаке. Помню, как на одной из предматчевых установок тренер подозвал меня и сказал: «Ген, сегодня играешь свободного художника – твори что хочешь. Главное – забивай, отдавай голевые передачи». И когда я забил свои первые два мяча – дзержинскому «Химику», эмоции, конечно, переполняли. Особенно радовались мои тренеры из Академии. После игры они меня чуть ли не зацеловали.

Из «Лады» ты перебрался в систему самарских «Крыльев». Чувствовалось, что это новый уровень?

Первый год я выступал в Первенстве дублёров. Это не совсем тот турнир, что сейчас Молодёжная лига. То есть игры были фактически «спаренными», привязанными к матчам первой команды, игравшей в Премьер-Лиге. Бывало, мы, дублёры, летали на выезды на чартерах вместе с основным составом. Ну, и тренировки тоже были совместные.

Ты сказал, что в дубле «Крыльев» с футбольной точки зрения почерпнул для себя много нового. Что именно?

Здесь я освоил новую для себя роль – опорного полузащитника. Тренер дубля – Владимир Валерьевич Казаков, сам большую часть своей карьеры играл именно опорника. Я же довольно агрессивно играл впереди, но не всегда результативно. Зато часто отбирал мячи. Как мне объяснил Владимир Валерьевич, он увидел во мне потенциал играть ближе к защите. И много делился своим собственным опытом: показывал нарезки, как располагаются и двигаются игроки в этой зоне. Тогда он тоже жил на базе команды, и иногда «выдёргивал» меня из комнаты специально, чтобы провести индивидуальные занятия. Объяснял, как играть в той или иной ситуации.

Тебе довелось поиграть и за дубль, и за вторую команду «Крыльев» во Второй Лиге. В плане твоего личного опыта – сравнение здесь в чью пользу?

По дублёрам, наверное, было немного проще. Там, грубо говоря, играли такие же, как я, «дети». А во Второй Лиге у команд, выходивших против нас, уже были другие задачи. Они бились за победы, за премиальные. Ещё в «Ладе» понял: во Второй Лиге никто не убирает ноги. Все идут в стык, не дают слабину. Какого-то красивого комбинационного футбола, наверное, меньше. Но зато закаляется характер. Думаю, здесь я больше всего и сформировался как футболист. Понял, что везде нужно добегать, идти до конца – в любом единоборстве, на любом участке поля.

 

Премьер-Лига и череда неудач

 

Дебюта в основе самарцев тебе пришлось ждать полтора года. Как ты открыл для себя Премьер-Лигу?

Тогда, в конце сезона, «Крылья» уже обезопасили себя от зоны вылета и точно попадали в «стыки». Поэтому тренер, Миодраг Божович, дал основной обойме отдохнуть, чтобы лучше подойти к важным играм. А на ничего не решавший матч с ЦСКА в Москве выпустить тех, кто мало играл. В том числе, меня.

В гостинице накануне игры помощник Божовича подошёл ко мне и сказал, что я выйду с первых минут. Но на установке мою фамилию в стартовом составе не назвали. Я немного расстроился, но, тем не менее, сыграть мне дали – примерно полчаса во втором тайме. Чувства, конечно, были смешанные. С одной стороны, ту встречу мы с треском проиграли – 0:6. Но с другой – радость от дебюта, осознание того, что как-никак, но вписал своё имя в историю клуба. И да, после этого у меня появилась страничка в «Википедии» (смеётся).

Летом 2019-го ты должен был полететь на сбор с основой «Крыльев», но вместо этого оказался в больнице…

Тогда я подписал с командой новый контракт, на меня рассчитывали. Но прямо в ночь перед вылетом, часов в 5, я проснулся и почувствовал сильную боль в правом боку. Сразу же позвонил клубному доктору, приехал на базу. Вначале думали, что дело всего лишь в мышце пресса. Но оказалось серьёзнее – аппендицит. В результате команда, по-моему, в полдень выехала в аэропорт – а я в это же время уже был в больнице на операции.

Как вышло, что ты после этого пропустил фактически полсезона?

Прооперировали меня в тот же день. Но через неделю, когда я уже начал «прямо ходить», обнаружилась опухоль на месте шва. Главврач посмотрел – и срочно отправил на КТ, а потом на новую операцию. В итоге вместо одного месяца я пропустил почти три. Из-за максимально строгих диет потерял почти 10 килограммов – пришлось восстанавливать форму. Было непросто – как физически, так и морально.

А потом грянул коронавирус…

Зимой 2020-го я всё-таки поехал с «Крыльями» на сборы, но после всего, что было, попасть в состав было почти нереально. Агент нашёл вроде бы хороший вариант в Первой Лиге с «Ротором», где в штабе работал Евгений Валерьевич Харлачёв. Но сразу же закрепиться в составе у меня не получилось: команда боролась за выход в Премьер-Лигу, и тренеры полагались на проверенных игроков. А спустя два тура чемпионат остановили из-за коронавируса. Поэтому за «Ротор», хоть он тогда и оформил выход в РПЛ, я не провёл ни одного матча. И опять вернулся в «Крылья».

Эта Самара уже стояла на вылет. Но ты ещё успел «зацепить» Премьер-Лигу…

«Крылья» тогда тренировал Андрей Викторович Талалаев. Кто смотрит наш футбол, знает: Талалаев любит по-хорошему злых исполнителей, бойцов. Таких футбольных «собак». Поэтому у меня с ним всё пошло хорошо. Я сыграл в концовке чемпионата две игры. И хотя мы вылетели, я всё равно считаю, что получил хороший опыт. Стал увереннее, почувствовал себя если не основным игроком, то, по крайней мере, способным выдерживать этот уровень. Талалаев вообще хорошо относился к молодым: после каждой тренировки подходил и спрашивал, всё ли хорошо. А потом даже точно говорил, на сколько минут выпустит в ближайшей игре. Если бы Андрей Викторович остался в Самаре – думаю, я бы у него играл. Но он получил приглашение от «Ахмата», а в «Крыльях» его сменил Игорь Витальевич Осинькин.

Осинькин считается чуть ли не главным специалистом по молодым талантам. Почему ты не остался работать с ним?

Дело в том, что с ним из «Чертанова» в «Крылья» пришли сразу 7 футболистов. Я понимал, что команда тотально перекомплектовывается, и играть я, скорее всего, не буду. Поэтому решил пойти в аренду в другой клуб ФНЛ – омский «Иртыш».

 

«Качели» в Лучшей Лиге Мира

 

С «Иртышом» нам как раз играть в ближайшие выходные. Что скажешь за Омск, игравший в ФНЛ?

Об «Иртыше», так же как и о липецком «Металлурге», где я оказался потом, у меня самые приятные воспоминания. По крайней мере, потому что я там много играл, в хорошем смысле набивал шишек. В Омске, как я уже говорил, Евгений Валерьевич Харлачёв стал доверять мне место на фланге в обороне. Это был очень важный момент в моём развитии как игрока. Плюс в «Иртыше» я впервые на взрослом уровне получил капитанскую повязку: если не ошибаюсь, провёл с ней девять игр. Минус в том, что обе команды – и Омск, и Липецк годом спустя – в итоге вылетали из Лучшей Лиги Мира. Понятно, что бороться за выживание всегда сложнее. Но такой опыт – тоже опыт.

И Омск, и Липецк – это такая футбольная «провинция». Есть для тебя какие-то принципиальные отличия между этими командами и, забегая вперёд, например, нашим костромским «Спартаком»?

Что в Омске, что в Липецке, что в Костроме самое главное – хорошее отношение болельщиков. Везде меня любили и любят, и это очень приятно. Отличие – пожалуй, только в лигах, где команды выступали: всё-таки в ФНЛ уровень посерьёзнее. А по условиям, созданным для футболистов, пожалуй, «Спартак» даже лучше, чем «Металлург» и «Иртыш» – по крайней мере, когда за эти команды выступал я. База у «Спартака» хорошая, и я думаю, в скором времени должны прийти и результаты – как того хотят инвесторы и руководство клуба.

Немного вернёмся назад, в 2021-й. Между Омском и Липецком у тебя был небольшой отрезок в столице – в «Торпедо». Расскажи о нём.

В «Торпедо» я приходил свободным агентом, поскольку мой контракт с «Крыльями» закончился. Тренером был Александр Генрихович Бородюк. На сборе я ему приглянулся, со мной подписали контракт. Но на следующий же день на мою позицию подписали ещё одного игрока – более опытного, из Премьер-Лиги (Ивана Темникова из «Нижнего Новгорода» - прим.ред.). Так я сел на скамейку. Пытался выяснить, в чём мне нужно прибавить, чтобы играть. Бородюк объяснил, что команда на ходу, «от добра добра не ищут», грубо говоря. Что моя форма и отношение к делу его полностью устраивает, нужно просто терпеть и ждать своего шанса. Такой появился в кубковой игре с «Чайкой», где я вышел и вроде бы сыграл качественно. Однако в следующих матчах снова на поле не выходил. Поэтому ещё раз подошёл к Бородюку и попросил отпустить меня в аренду – как раз тогда и появился вариант с Липецком.

Говорят, «Торпедо» хотело тебя вернуть зимой. Почему пришлось задержаться в Липецке, боровшемся за выживание?

Да, изначально планировалось, что в зимний перерыв я вернусь в «Торпедо», но вновь вмешались травмы – на этот раз на паховых кольцах. Концовку осени я по просьбе тренера доиграл на морально-волевых и на уколах, к зиме восстановился, но на сборах с «Металлургом» дёрнул мышцу уже с другой стороны. Вторая подряд операция – понятно, что ни о каком возвращении в Москву речи уже не шло. «Торпедо», лидировавшему в ФНЛ, в той форме я был не помощник.

 

Не шаг назад – а разбег?

 

Одна из главных загадок твоей «доспартаковской» карьеры – как летом 2022-го тебя занесло в Орехово-Зуево? При всём уважении к старейшему клубу России, через два года после РПЛ – задворки Второй Лиги? Почему?

Для меня это была некая перезагрузка, некий жизненный «пинок». Вдали от внимания я полностью пересмотрел многие вещи. От питания до восстановления. Но я расцениваю этот период именно как «перезапуск» карьеры: в «Знамени Труда» я много над чем задумался и многое в жизни переосмыслил.

Например?

Например, здесь я серьёзно пересмотрел свой рацион питания. Отказался от углеводов – грубо говоря, «подсушился». За счёт этого сбросил порядка 5-6 килограммов. Как следствие – и на поле стал ощущать себя во всех смыслах легче.

«Ужин с болельщиками», с недавних пор практикуемый в «Спартаке», дался легко?

Да, такие мероприятия – это здорово. Когда общаешься с людьми, неравнодушными к команде, всё равно узнаёшь их лучше, ближе. И они тебя узнают. На поле ты можешь быть один – а в жизни совсем другой. Когда общаешься с людьми, обмениваешься информацией, всё равно что-то для себя новое открываешь.

Закрывая гастро-тему: твоё любимое блюдо?

Мясо по-французски!

Расскажи, как у тебя появился вариант с костромским «Спартаком»?

Зимой агент сообщил об интересе клуба. Президент «Спартака» (Василий Грязнов – прим.ред.) позвонил и рассказал об условиях, о том, как тренируется команда. Я понимал, что со «Знаменем Труда» подняться в Первую Лигу будет крайне сложно, поэтому сделал шаг в сторону «Спартака». И об этом нисколько не жалею.

Понятно, что команда базируется в Подмосковье. Тем не менее, про Кострому на момент перехода ты что-то знал? И узнал ли что-то новое, уже будучи в «Спартаке»?

Знаю, что «Кострома – столица мира» (смеётся). На самом деле, честно скажу, о Костроме почти ничего не знал. Слышал только, что здесь довольно долго не было футбола. Но теперь он вернулся. К сожалению, пока ни разу не было возможности прогуляться по городу: мы всегда приезжаем вечером за день до игры, и всё время посвящено подготовке к матчам. Но конечно, познакомлюсь с Костромой поближе, если появится такая возможность!

Что или кто вдохновляет тебя на футбольном поле?

В первую очередь, это моя семья. Отец, которому я всегда помогаю и хочу радовать. Близкие люди, друзья. Да и самому себе всегда хочется доказывать, что, несмотря на то, что в своё время сделал шаг назад, во Вторую Лигу, всё равно готов играть не только здесь, но и на уровень или два выше. Мотивация есть – пусть небольшими шажками, но двигаться вперёд.

Что чувствуешь, когда трибуны «Урожая» кричат «Гена – лучший»?

Честно сказать, не особо слышу, что кричат с трибун. Я сосредоточен на игре, иногда даже не слышу, сколько минут добавил судья. Но если что-то одобрительное доносится – конечно, это всегда приятно. Значит, я хорошо делаю свою работу.

Вообще сейчас, в конце осенней части сезона, хочется поблагодарить наших болельщиков. У команды был не самый простой период, но люди приходят, переживают, стадион заполняется. И хоть не всегда слышишь трибуны, всё равно энергетика ощущается, это сильно мотивирует. Играть с болельщиками или без – совершенно разные вещи. Особая благодарность – активным фанатам, которые ездят с нами на гостевые матчи. Людям, которые пробивали «золото» в прошлом сезоне – это очень круто.

После заключительной домашней игры, с «Уфой», костромские мальчишки и девчонки минут 10 тебя не отпускали – фотографировались, просили автографы. А ты терпеливо стоял на холоде. Помнишь, когда тебя впервые попросили «росчерк на память»?

Стараюсь никогда не отказывать во внимании, даже после неудачных матчей. К тому же любовь детей искренняя, она особенно подкупает. Насчёт первого автографа – точно не помню. Наверное, это было, когда я стал играть в дубле «Крыльев».

Вопрос, который хотели бы задать многие – про причёску. Не мешает ли играть столь пышная шевелюра, и как ты пришёл к такому имиджу? Это тоже часть орехово-зуевской «перезагрузки»?

Всё проще. Прошлой зимой я поспорил с другом на круглую сумму – не буду говорить, какую – что год не буду стричься. Пока слово держу, потерпеть осталось немного, до начала декабря. К причёске привык, она мне даже нравится. Думаю, даже когда выиграю спор, коротко стричься не буду. Всё нормально, кудряшки не мешают – единственное, во время игр приходится пользоваться ободком.

Нынешней осенью из-за Дениса Глушакова к «Спартаку» было приковано повышенное внимание. Дай взгляд изнутри – что изменилось в команде с приходом такого известного футболиста?

Денис – весёлый, позитивный мальчишка. В раздевалке шутит, всегда может «разрядить» обстановку. Главное, что он принёс в коллектив – уверенность. Для многих ребят, наверное, в новинку играть с таким титулованным футболистом. Хотя я в «Крыльях» тоже пересекался с крутыми игроками.

Глушаков – самый топовый игрок, с кем тебе приходилось играть? Можешь составить топ-3 или топ-5 своих партнёров за всю карьеру?

На самом деле, не думаю, что Денис прямо самый сильный. Хотя и сейчас он в порядке, на опыте. Если составлять какой-то «топ», то, наверное, здесь будут партнёры по «Крыльям»: Ибрагим Цаллагов, Сергей Корниленко, Александр Глеб. Йоан Молло, француз – вот он прямо феерил в Самаре. Но и Денис Глушаков, думаю, в пятёрку лучших моих одноклубников входит.

Ты – один из немногих футболистов «Спартака», кого болельщики иногда замечают на форумах, в клубных чатах в Телеграме. Следишь за комментариями?

Не то, что бы прямо слежу – но иногда бывает интересно, что люди пишут. Болельщиков не обманешь, и они не будут лукавить, будут напрямую всё писать, как есть. Хотя есть и другие комментарии – довольно забавные, и их тоже бывает прикольно зайти почитать.

А как с другими «оценками» своей игры в интернете? Следят футболисты за своей стоимостью на Transfermarkt?

Нет, за ТМ я не слежу. Но иногда захожу на платформу РуСтат посмотреть свою статистику: процент точных передач, выигранных единоборств, и так далее.

В детстве тебе нравились Аршавин с Павлюченко. Сейчас, уже взглядом профи, какие игроки являются для тебя примером для подражания – из тех, что выступают на твоих позициях?

Когда я играл опорного хава в дубле «Крыльев», пристально следил за Игорем Денисовым. Ещё очень нравилось, как играл Понтус Вернблум в ЦСКА. Из крайних защитников выделю игравшего со мной в Самаре Александра Анюкова и, наверное, Игоря Смольникова – старался перенять какие-то моменты в их игре.

Насчёт позиций: всё-таки на каком участке поля ты чувствуешь себя комфортнее всего?

На данный момент, наверное, мне комфортнее всего играть справа. Хотя, помню, когда в «Иртыше» Евгений Харлачёв стал полноценно ставить меня на край – не всегда понимал, как здесь грамотнее всего играть. Но в итоге адаптировался. Сейчас же наоборот – если меня поставят в опорную зону, придётся перестраиваться, вспоминать. Играть лучше всего там, где привык. Сейчас, в «Спартаке», привычнее всего играть справа или слева в защите.

У некоторой части болельщиков костромского «Спартака», с учётом осенних неудач, сейчас «принято» критически относиться к работе тренерского штаба. Как ты это видишь изнутри – насколько специфичен тренировочный процесс? И чего не хватило, чтобы сохранить прописку в «Золоте»?

Я всего лишь футболист, профессионал. Какие именно занятия нам дают, в каких объёмах – решают тренеры и руководство клуба. Чего не хватило – опять же, тренерскому штабу виднее. Моё же дело – выходить на поле, полностью выкладываться и приносить пользу команде.

Впереди у «Спартака» – выступления в «Серебре» Второй Лиги. Тяжело будет снова делать небольшой, но всё-таки шаг назад?

Жизнь футболиста – интересная штука. Сегодня ты здесь, завтра там. Сейчас я игрок «Спартака». Моя задача – на 100% отдаваться на каждой тренировке, в каждой игре. А что будет дальше – одному Богу известно. Жизнь покажет…

Надеюсь, у «Спартака» получится как можно скорее вернуться в группу «Золото». Команда и город этого заслуживают.


https://dzen.ru/media/fcspk

Есть мнение по этому вопросу? Поделись!
свежий номер
Глас народа
Что в этом году в Йошкар-Оле чистят от снега хуже всего?
Магистральные улицы
Межквартальные проезды
Тротуары
Дворы
похожие материалы
Почему надо смотреть «Слово пацана. Кровь на асфальте»
09 ноября 2023, 18:14
Бизнес-новости, Кино
новости марий эл
Популярное
ВНД рекомендует

Сайт рекламно-информационного еженедельника Республики Марий Эл «Ваш новый день» (газета ВНД). На портале vnd12.ru вы найдете самые интересные новости из жизни Йошкар-Олы и Марий Эл, статьи о спорте, ЖКХ, недвижимости, здоровье, строительстве и политике, интервью с известными в Йошкар-Оле персонами и необычными людьми.
При использовании материалов с сайта vnd12.ru гиперссылка, указывающая на источник, обязательна.

gazeta_vnd@mail.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
» » » Геннадий Киселёв: «Моё дело – идти до конца в любом единоборстве»